Фотомодель Полина – родители продают свою дочь педофилам?

Дошкольница Полина прославилась своими откровенными эротическими фотографиями. Почему родители заставляют 7-летнюю девочку участвовать в эроческих фотосессиях? Зачем мама, бывшая фотмодель толкает ребёнка знакомиться с изнанкой модельного бизнеса?

На фоне скандалов с детскими «модельными» агентствами, показательна история девочки-фотомодели Полины (имя изменено).

Показательна потому что Полина на сегодня является самой известной русской девочкой-фотомоделью из России. Многие всемирно известные бренды, принадлежащие лицам «нетрадиционной сексуальной ориентации» и «нетрадиционных взглядов» на воспитание детей (так политкорректно можно их назвать этих извращенцев), приглашают девочку участвовать в своих показах.

Для каких целей служит Полина на самом деле, можно понять по приведённым снимкам. Каждый снимок в отдельности нормальным человеком не воспринимается как педофильский, но когда такие откровенные фотографии идут через раз в альбоме 7-летней девочки - поневоле задумываешься об их истинном предназначении...
(Все фотографии взяты из коллекции печально известного рассадника педофилии - вКонтакте).


Как будто безобилные фотографии, юбка у девочки на всех снимках как будто случайно поднимается


Фотосессия на пляже - девочка-фотомодель в полупрозрачном платье.
На левом снимке лишь немнго проглядывают стринги.
А на правом снимке девочка снята как взрослая модель, и полупрозрачное платье ясно показывает, что нижнего белья под ним нет.
Кому адресованы такие снимки?


Якобы «милые домашние шалости», но если вспомнить, что это фотомодель, снимавшаяся для многочисленных жротических сессиях - это уже нельзя списать на возраст


Спортивный костюм Полины для художественной гимнастики не по годам откровенный - ткан телесного цвета, рисунок только на уровне бёдер и лифа

Психологическая травма для ребёнка

Желание родителей гордиться своим ребёнком – понятно; желание ребёнка зарабатывать – похвально. Но когда родители стремятся заработать на ребёнке – этому нет оправдания.
Родители, толкающими детей в модельный бизнес, поначалу стремятся просто самоутвердиться за счёт ребёнка. Затем, когда фотосессии с ребёнком начинают приносить доход – включается банальная алчность: зачем работать, когда можно получать деньги «сдавая ребёнка» для модных показов.

Очень часто родители смазливых детей оставляют свою работу, и полностью посвящают себя «работе с ребёнком». Только эта «работа» заключается не в развитии гармоничной личности, а в придании ребёнку «товарного вида». Детей водят на специальные спортивные секции, что бы поддерживать фигуру, в косметические салоны, что бы кожа приобрела нужный оттенок и блеск, к педагогам по актёрскому мастерству, что бы поставить нудную улыбку и проникновенный взгляд. Ребёнка с малолетства учат зарабатывать своей внешностью, своим телом.
В таких семьях всё подчинено одному – приготовить «куклу» к очередному показу.
Алчность могла бы остаться только на совести родителей, если бы при этом на страдала детская психика.

Ребёнку внушают мысль о его уникальности, мысль о том, что он в свои годы зарабатывает больше чем многие взрослые; при чём огромные заработки поступают не за счёт «работы», а за счёт смазливой внешности. И ребёнок принимает эту модель поведения.

У таких детей обычно нет друзей – на них просто нет времени, более того, их поведение в школе настолько вызывающе, что их не любят одноклассники. И чем больше высокомерия у ребёнка – тем сильнее ненависть к нему окружающих.
Это приводит к тому, что ребёнку становится неуютно в реальном мире, с реальными сверстниками. Ребёнок чувствует себя комфортно только в мире иллюзий – перед камерой или на показах в ярких светах софитов. При этом ребёнок прекрасно понимает всю лживость этого «яркого» мира – он видит закулисные интриги, он видит всю изнанку, и приходит к мысли, что лживым и лицемерным быть выгодно.

Когда жизнь рушится в 9 лет

Время не стоит на месте. Проходит год, два, три и внешность ребёнка изменяется. С изменением черт меняется и образ, который играет ребёнок. И модельным агентствам ребёнок становится неинтересен. Старые контракты не продлеваются, предложений сниматься поступает всё меньше – резко падают доходы.

Родители, которые всё бросили и посвятили себя приготовлениям «куклы» уже не могут вернуться к прошлой жизни – и стремятся во что бы то ни стало вернуть былую популярность. Над ребёнком начинают «работать», что бы вернуть его былой образ: начинаются диеты, изнуряющие занятия, для того, что бы сделать ребёнка не таким как он есть. Ребёнок сам пытается играть «ту старую» роль, что не может не отразиться на его психике.
Чем меньше дохода приносит ребёнок – тем больше неудовольствие родителей, ребёнок понимает, что делает что-то не так, но он не в силах ничего изменить.

Одновременно с этим приходят и новые проблемы в школе: ребёнок становится более раздражительным, чем ещё больше отталкивает от себя одноклассников. А вести о его неудачах дают богатую пишу для травли ребёнка завистниками.
Пример такой травли – судьба Алёши Фомкина (исполнителя роли Коли Герасимова в фильме «Гостья из будущего»). Но если о судьбе Алёши знают многие – судьба бывших детей-моделей известна разве что их родственникам.

Как оградить детей от алчных родителей

Закон, стремясь защитить детей, не разрешает использовать их для работы более 4 часов в день. Но этот закон ничего не говорит о «подготовительной» стадии – о диетах, косметологах, изнуряющих упражнениях, которые заставляют выполнять родители. Закон ничего не говорит о проверке психологического состояния ребёнка.

Взрослый работник по закону обязан брать ежегодный отпуск для отдыха. А отдыхает ли ребёнок – проследить некому. Органы опеки могут проверить только условия жизни – а они прекрасны: большие квартиры, множество игрушек (всё куплено на деньги полученные от ребёнка). Но что творится в душе у ребёнка – как это узнать?

Маленькие притворщики давно научились скрывать свои истинные чувства, их бодрые ответы многократно прорепетированы с преподавателями актёрского мастерства, их улыбка и взгляд отработаны с профессиональными физиономистами. А заглянуть в душу ребёнка, что бы увидеть все червоточины, изъевшие её изнутри – не дают «родители».
Как спасти ребёнка? Вопрос остаётся открытым...

См. также Кристина Пименова.

Примечание редакции: Мнение автора статьи может не совпадать с мнением авторов сайта.

x